Уже который год Екатерина Сычева из Люберец вздрагивает от звука домофона. Двери квартиры она оборудовала камерами видеонаблюдения. Выйти на улицу девушка боится, а если ей нужно сходить в магазин за продуктами, включает трансляции в телефоне. И все же это не спасает ее от Ткача (прозвище ее бывшего мужчины): он преследует ее, оскорбляет и угрожает. Знакомый Катерины впал в кому после драки с Ткачом, а для отца девушки встреча с ее преследователем стала последней в его жизни.

Девушка написала множество заявлений в полицию, но все они остались неуслышанными: в России навязчивое внимание к человеку и его преследование преступлением не считается. Общественной службе новостей Катерина рассказала, как живет сейчас.

В ловушке

Моей дочке Насте уже семнадцать лет, у нее ДЦП, передвигается она только на инвалидной коляске. И мы практически не выходим на улицу – боимся. Каждый день к нашему дому приезжает Ткач, звонит в домофон, стоит под окнами, кричит на весь двор: «Проститутка!». Соседи пытаются его вразумить, а он твердит им свое: «Нет, я с ней буду всегда, она – моя».

Они увешали подъезд его фотографиями, а я с их разрешения оборудовала двор камерами. И все равно это не помогает. Недавно с Настей мы вышли во двор, присели на лавочку подышать воздухом. Гляжу – на детской площадке, буквально в песочнице, мужик одинокий стоит. Подозрительный. В голове мелькает: «Это от НЕГО»! Хватаю дочку и бросаюсь в другую сторону, а он, гляжу, за мной крадется. Что же это? Не схожу ли я с ума? Ткач мне мерещится в каждом мужчине.

Фото из архива Екатерины Сычевой

Я живу на третьем этаже. Раньше Ткач ломал замок в моей квартире, пихал в него спички, чтобы выкурить меня на улицу, а теперь я оборудовала дверь камерами, и он практически каждый день названивает в домофон. С Настей мы живем в постоянном страхе и кошмаре. Мы сидим в заточении

Когда мы выходим на улицу в магазин, я каждый раз включаю видео или трансляцию в телефоне. Недавно вечерком выбрались погулять (казалось, относительно безопасно). Я везу дочку в коляске, а тут из-за мусорного бака подъезжает машина Ткача. Она сравнялась со мной, он выглянул из салона и мрачно спросил: «Ну что, Сычева, ты еще жива, проститутка?». Из-за угла выходит прохожий, и Ткач тут же рассыпался в улыбке: «Катенька, как дела?! Я по тебе соскучился!»

Переехать на другую квартиру не могу. Почему? У ребенка ДЦП, мы привязаны к соцзащите, реабилитации, у нас надомное обучение. Дочке тяжело адаптироваться в новых условиях, привыкать к новому учителю. И будто где-то нас еще кто-то ждет?.. Я, к счастью, самозанятая, работаю дома, преподаю английский. Могу и не выходить вовсе…

Заживем счастливо?

Мне еще при первом знакомстве поведение Владимира Ткаченко (так зовут Ткача) показалось несколько странным, но сначала это не так пугало. С декабря 2019 мы встречались. Меня немного напрягало его собственническое и резкое поведение (я уже думала о завершении отношений), и в апреле 2020 в интернете на меня вышла некая Яна.

«А знаешь, он меня преследует, мы раньше были вместе пять лет. Я боялась от него уйти: он все время мне угрожал», – написала она.

Катя и Яна: Фото из архива Екатерины Сычевой

И тогда многое стало ясно, и я постаралась от него скрыться.
Ткач сказал: «Катя, подожди месяца три, она сломала мою жизнь, и я должен сломать ее. Потом мы заживем счастливо»

Мы с Яной подружились, а он стал преследовать нас вместе, говорил, что ему нужны мы обе. В июле 2020 года Ткач стал выкладывать всю грязь обо мне (личные фото) в интернет. В августе в подъезде он подловил моего отца и тыкал эти фото ему в лицо. Папа ночью умер. Я обратилась в полицию, но заявление у меня не взяли, пояснив, что он этими фотографиями не торговал и засудить его невозможно, гиблое дело.

8 ноября 2021 года вечером он напал на Витю (это парень Яны). Он залез в его машину и стал бить кулаком по голове, достал нож, приставив к шее и порезал машину им. Ткач – высокий мужик, боксер, после драки с ним Витя несколько дней был в коме. Теперь Ткачу вменяют «Угрозу убийством», 119 ст. УК РФ (максимальная санкция – лишение свободы на срок до двух лет). Дело движется (сейчас он уже в статусе подсудимого), и мы надеемся хоть на какое-то наказание для Ткача, пусть даже условное. Мы уже два месяца  ходим на заседания, а он тем временем атакует меня.

А Яну найти не может уже более месяца – у него не получается поймать ее у места работы. Хорошо ей удается скрывать свой рабочий график и передвижение.

«Только появись на суде

На судах ведет себя неадекватно, толкается, бьет Витю – которого пытался убить. Сидит на суде и показывает мне средний палец.  Или начинает мне поцелуйчики слать. Ему судья: «Это что за неуважение к суду! Что вы таким жестом сделали?». И он: «Ой, ну если вы будете обращать сейчас внимание на все мои жесты, у нас это затянется еще надолго».

Ткач: Фото из личного архива Екатерины Сычевой

Мы ждем, пока ему будет вынесен приговор, и тогда будем пытаться «возродить» все наши уголовные дела. У нас было уже несколько уголовных дел – летом 2020 он выложил в интернет порно-фотографии со мной (УК РФ Статья 242. Незаконное изготовление и оборот порнографических материалов или предметов). В ноябре этого же года разбил автомобиль такси, где работал Виктор, в марте 2021 он разбил мой телефон (УК РФ Статья 167. Умышленное уничтожение или повреждение имущества».

Как-то на суде он спросил меня: «Тебе нравится такая жизнь?»

В прошлый раз в конце заседания, когда мы уже стояли в коридоре, он позвонил и сказал кому-то по телефону: «Привет, дорогая». А я слышу, что на другом конце провода мужской голос, которому Ткач сообщает: «Мы выходим через пять минут». И тут я понимаю, что нам на улицу выходить опасно, потому что кто-то будет за нами следить! На улице и правда какой-то лысый мужик говорит: «Подойдите, разговор есть». Мы побежали в другую сторону, сели в машину. И я вижу, как за нами едет форд синий, подъезжает к нам, из окна высовывается этот мужик и говорит: «Только появись еще на суде. Я знаю, где ты живешь».


Ответственности нет

Сталкинг — так называют преследование жертвы, это форма домогательства и запугивания. В 2019 году навязчивый поклонник сломал жительнице Новосибирска нос. В 2020 году другая женщина рассказала СМИ о том, что ее бывший размещал в интернете объявления о продаже девственности с ее же жалобами. А в 2022 году, жалобы на преследование в соцсетях и прослушку телефона поступили от Ирины из Москвы.

— Фактически происходит преследования людей, а их осуществляют либо поклонники, либо супруги, либо бывшие. И, как правило, все оно связано с психологическим и физическим физическим давлением или насилием, – рассказал кандидат юридических наук, глава Московской коллегии адвокатов «Карабанов и партнеры», адвокат Александр Карабанов. – Каких-либо адекватных мер по этому поводу госорганы предпринять не могут. К сожалению, у нас нет опыта законодательства европейских стран, где в таких случаях выдается так называемый охранный орден. Это мера безопасности, которая запрещает тому или иному человеку, кто был уличен в психологическом или психическом насилии, приближаться к определенному кругу людей (перечень определен ордером) на определенное расстояние. А в случае нарушения указанной судом дистанции мера ответственности может быть наложена в отношении преследователя более суровая, вплоть от ареста».

По словам адвоката, российское законодательство имеет серьезные проблемы в той части.

— Безусловно, весь этот негативный опыт должны объединить наши депутаты и выйти в ближайшее время в новой сессии с законопроектом об охранных ордерах, – заключил Александр Карабанов.

Он поделился, что работает с Катериной уже больше полугода. За это время было и огромное освещение в СМИ, и снимали передачи, возбудили несколько уголовных дел, но это не смогло остановить Ткача.

— У нас только следователь или суд может вынести постановление о проведении принудительной психиатрической экспертизе. А следствие по понятным причинам делать этого не хочет Он материально состоятельный человек и открыто заявляет, что местных сотрудников полиции покупает. Видимо, в этом феномен его безнаказанности, – заключил Александр Карабанов.

Нет в законодательстве

О том, что в России понятие «преследование» отсутствует в законодательстве и, следовательно, никак не наказывается, рассказала журналист, депутат Госдумы РФ VII созыва, соавтор закона о профилактике семейно-бытового насилия Оксана Пушкина

— В законопроекте последней версии о профилактике домашнего насилия мы прописали все определения: что является семейно-бытовым насилием, что такое преследование, кто попадает под юрисдикцию будущего закона, – поделилась Оксана Пушкина.

По ее словам, в понятие «преследование» входит и буллинг (травля), и сталкинг (слежка), и моббинг (коллективные нападки), и кибертравля и так далее.

— Любое насилие порождает эти явления. Пока до этого в России никому нет дела – государственные интересы заняты совершенно другими проблемами. Тем временем от бытового насилия могут страдать и те, кто, не будучи в официальном браке, просто живут под одной крышей, – заметила Оксана Пушкина.

Также законопроект предусматривает два главных механизма профилактики домашнего насилия — выдачу жертвам внесудебных и судебных охранных ордеров, продолжила она.

Автор: Елена Проколова
Источник материала: Общественная служба новостей

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.