Квартирный вопрос нередко становится камнем преткновения между близкими родственниками, особенно на этапе, когда один из них принимает решение о передаче прав собственности на заветные квадратные метры совершенно постороннему человеку. Бывают ситуации, когда в подобных махинациях оказываются задействованы так называемые «черные» риэлторы; однако чаще всего это абсолютно осознанное решение правообладателя жилплощади, которое не устраивает членов семьи.

Так произошло с Татьяной, которая жила в одной квартире с престарелой матерью и ее отчимом. Пара нередко выпивала, скандалила и ссорилась как между собой, так и с участием третьих лиц. Длительный семейный конфликт привел к стойкой неприязни жильцов. В итоге Татьяна решила подарить свою комнату соседям – семейной паре, с которой сложились добрые отношения. Сначала женщина оформила завещание, а через несколько лет подкрепила его еще и дарственной. Внезапно у нее был диагностирован рак четвертой степени, и она скоропостижно скончалась.

Мать Татьяны начала борьбу за комнату и попыталась оспорить дарственную, апеллируя якобы невменяемым состоянием дочери на момент подписания документов.

Клиент, которому была подарена комната, обратился за помощью и правовым сопровождением судебного процесса, — комментирует адвокат Алена Адлер. – Нам пришлось доказывать, что Татьяна подарила комнату абсолютно осознанно, в здравом уме и трезвой памяти. Незадолго до смерти женщины она стала фигурантом уголовного дела за побои отчиму. И там, пытаясь смягчить наказание, она заявила, что после перенесенного инсульта она ничего не помнит. Проведенная на тот момент судебно-медицинская экспертиза опровергла эту версию и подтвердила, что женщина была абсолютно вменяема. Однако родственники зацепились за этот инцидент и решили доказать, что проблемы с головой у нее были. Мать, которая подала иск, умерла сама; правопреемником стала сестра Татьяны, которая продолжила ту же линию.

Мы собрали все выписки из медицинских учреждений, где она проходила лечение. Естественно, никаких доказательств ее невменяемости там не было.

В нашу пользу сыграло и то, что Татьяна дважды документально подтвердила свою волю: сначала завещанием, а потом и дарением. Однако родственников это не убедило, и они заявили о намерении провести экспертизу психического состояния умершей. Она проводится на платной основе, однако в последний момент истец заявила, что у нее нет средств на оплату и попыталась возложить эту обязанность на нас. Естественно, мы отказались. Нам и без экспертизы очевидна правомерность акта дарения и адекватность дарительницы, которая на протяжении нескольких лет неоднократно это подтверждала. В итоге суд отказал истцу в иске за недоказанностью, и мы его выиграли. Известно, что планируется подача апелляции. Надеемся, что суд и в этот раз примет решение на основании всех представленных фактов.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.