15 сентября в Венгрии вступило в силу постановление, в рамках которого женщины, идущие на аборт, должны в обязательном порядке прослушать сердцебиение плода.

Корреспондент ФИА «Инфоповод» поговорил с Ириной Волынец, Уполномоченным по правам ребёнка в Республике Татарстан, лидером общественного движения «Национальный родительский комитет» и правозащитницей, и выяснил, насколько инициатива Венгрии хороша, считать ли средства экстренной контрацепции (ЭК) абортом и является ли сам аборт настоящим убийством.

В чём нюансы нового постановления Венгрии

— Такая инициатива может повлиять на рост демографических показателей и напрямую связана с целью сократить количество абортов в стране. Предполагается, что, если женщина в положении услышала сердцебиение ребенка, то она, условно, сжалится и сохранит зародившуюся жизнь.

Сердцебиение ребенка можно услышать только с определённого срока, а именно на 22 день. Многие женщины идут на аборт на более раннем сроке, получается, они не смогут услышать биение сердца своего ребенка. Остается много вопросов, например, будут ли в таком случае включать просто звуки для того, чтобы женщина осознала происходящее. Противники нововведения называют эту меру психологическим давлением на женщину, а я, наоборот, считаю не только недопустимым давлением, но и преступлением против жизни и репродуктивного здоровья женщины склонение её к аборту со стороны родных, врачей, социума.

Именно поэтому я инициировала законодательное введение регламента об информировании женщин об опасности аборта для жизни и здоровья при каждом упоминании аборта в СМИ и медиапространстве. По аналогии с предупреждением на пачках сигарет и алкоголе. Соответствующее обращение направлено мной в Минздрав, Роскомнадзор и Госдуму.

Является ли ЭК абортом

— Это очень сложный вопрос, так как женщина, прибегая к экстренным мерам контрацепции, может и не быть беременна. По некоторым отчетам, и медикаментозный аборт считается средством контрацепции. Но приём таких препаратов ЭК – это всегда огромные риски.

Медикаментозные экстренные контрацептивы могут нанести непоправимый вред репродуктивному здоровью женщины. Прибегая к таким мерам, так же, как и при медикаментозном аборте, нужно обязательно обращаться к специализированным врачам, во избежание серьёзных осложнений. И по всем медицинским регламентам наблюдение за женщиной после медикаментозного аборта должно составлять минимум два часа. Это означает стационарное размещение. А у нас что происходит в частных клиниках? Получили деньги, дали таблетку для убийства ребёнка и отправили восвояси. Что будет с женщиной и её здоровьем после этого никого не волнует, а значит и ответственность за последствия никто не несёт.

«Слепая зона» абортов

Аборты в частных клиниках исключают возможность доабортного консультирования, которое вводится в государственной системе. Следовательно, наши нерождённые малыши лишаются единственного шанса на жизнь, потому что в частной клинике никто даже не будет пытаться отговорить потенциальную маму от страшного, непоправимого шага. И ещё важный момент: эти аборты часто не попадают в данные статистики, то есть они остаются в слепой зоне внимания и учёта государства.

Чтобы такого не было, необходимо менять законодательство, приводить его в соответствие с медицинским регламентном и вводить лицензирование частных клиник с обязательством наличия стационара, что, несомненно, существенно снизит прибыль, а значит и интерес частного бизнеса к лёгкому заработку на абортах.

А следующий шаг — это лишение абортов статуса медицинской помощи и выведения абортов из системы финансирования здравоохранения, так как аборт это не медпомощь, а наоборот, лишение жизни и нанесение ущерба здоровью женщины, и это, по сути, противоречит целевому назначению бюджета здравоохранения. То есть сейчас аборты — это не целевое использование средств, нарушение бюджетного правила.

Аборт является грубейшим нарушением основополагающей сути работы врача и этического кодекса, противоречит клятве Гиппократа. На Западе аборты делают не врачи в больнице, а абортмахеры в отдельных предназначенных исключительно для этого учреждениях, которые не соприкасаются с ведением беременности и родами.

Что же касается продажи препаратов для экстренной контрацепции, то этот вопрос должен строго регулироваться государством, если, конечно, у этого государства есть цель сохраниться. Если власти всерьез озаботились вопросом сокращения абортов и, как следствие, повышением уровня рождаемости, то следовало бы взять на контроль и продажу препаратов экстренной контрацепции, особенно с учётом всех их губительных свойств.

Можно ли считать аборт убийством

Интересный факт: в Южной Корее возраст ребенка отсчитывается с момента зачатия, но при этом страна не считается религиозной.


Такой расчёт сложился исторически и говорит о том, что даже первый день это уже жизнь человека, а не эмбриона и «плода». И именно с нашего ответа на этот важнейший биоэтический вопрос и стоит начинать говорить на эту тему.

Лично я убеждена, что жизнь начинается с зачатия, и каждый раз это настоящее чудо и радость. Согласно Конвенции о защите прав человека и основных свобод, жизнь человека является высочайшей ценностью. Так почему же наши женщины соглашаются убивать своих родных детей, лишают их шанса на жизнь и счастье, а себя на материнство? Как Уполномоченный по правам ребёнка и многодетная мать я всегда буду стоять на страже жизни.

Никто не сможет убедить меня в том, что страна, в которой матери убивают своих детей, имеет будущее.

Очевидно, что постановление Венгрии лишний раз затронуло и без того острую тему абортов, которая требует решения повсеместно.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.