РИА Новости передают, что председатель правления Ассоциации юристов России Владимир Груздев выдвинул инициативу, согласно которой претенденты на место родителей для приемных детей будут обязаны пройти психологическую экспертизу. Груздев утверждает, что проект поддержала правительственная комиссия по законопроектной деятельности.

В случае, если такой закон примут, потенциальные опекуны смогут претендовать на место родителей только после прохождения необходимой процедуры. Она направлена, как отметил председатель правления АЮР, на защиту сирот. Предполагается, что таким образом обездоленный ребёнок не попадёт «куда угодно и к кому угодно».

Ирина Волынец, правозащитник и лидер Национального родительского комитета, уполномоченный по правам ребёнка в Республике Татарстан, придерживается мнения, что вводимая инициатива не будет эффективной:

Считаю, что это должна быть не проверка, а психологическая подготовка будущих родителей. Поддержка и «вооружение» необходимыми знаниями. Согласитесь, это большая разница — поддержка или проверка.

Когда люди принимают решение об усыновлении ребёнка либо хотят взять его под опеку, они проходят через настоящее испытание, чтобы получить это право. Будущие мама и папа должны соответствовать огромному количеству критериев: начиная от своих личностных качеств и заканчивая отсутствием судимости по ряду статей, должным доходом, соответствующими жилищно-бытовыми условиями.

Не стоит забывать, что есть список заболеваний, психических в том числе, при которых нельзя стать усыновителем либо приёмным родителем. При оформлении всех документов потенциальные опекуны предоставляют соответствующую справку. И добавлять сюда ещё психолога… У нас люди и так жалуются, что процедура крайне тяжёлая, а это может доставить лишние трудности.

По задумке инициативы, в задачу психологов будет входить проверка готовности к родительству возможных опекунов. Также предполагается, что через психологическую проверку (механизм пока неясен) появится возможность проверить, берут ребёнка ради решения финансовых проблем или же из искренних побуждений. Ирина Волынец сомневается, что именно психолог сможет выявить это. Руководитель НРК считает, что в этом случае есть смысл прибегать к детектору лжи.

Волынец подчеркнула, что намного целесообразна поддержка психолога, когда ребёнок уже в семье. По её мнению, это поможет уменьшить количество случаев возвратов детей, которых по-прежнему много. А ведь это для ребятишек всегда сильный стресс, который прибавляется к начальному потрясению.

Корреспондент ФИА «Инфоповод» в личной беседе с экспертом предположил, что такую процедуру можно ввести и для биологических родителей — к сожалению, нередки случаи, когда и родные родители причиняют вред своим детям.

— Ещё больше я против, если речь идёт о родных родителях, — говорит правозащитник. —  Если кто-то не прошёл психолога, то у него что, детей отнимут? Кто вообще может оценить, хорошие родители или плохие? У нас есть законодательство, оно достаточно действующее для того, чтобы привлекать к административной, уголовной ответственности в случае недобросовестности, нарушения закона, ущемления прав детей. У нас есть все механизмы для этого. Главное, грамотно их использовать.

Эксперт подчеркнула, что на инициативе легко спекулировать:

— Я не видела, чтобы были чётко прописаны все животрепещущие моменты. Подобные инициативы — всегда лишний источник для разночтений, а возможно и злоупотреблений властью и коррупции. Никто, к тому же, не исключает человеческий фактор. Кто проверит работу психолога? А если он вынес вердикт, который может не соответствовать истине? Что тогда делать? Например, если мы говорим о заболеваниях, несовместимых с усыновлением, когда есть диагноз на руках, и врач несёт ответственность по закону. Кроме того, диагноз всегда можно уточнить.

Но психолог не врач. Кому-то может элементарно что-то показаться, и всё, обстановка неправильно оценена. Это даже можно использовать как повод для злоупотреблений. Медицинское заключение можно перепроверить в другом лечебном учреждении, но как проверить заключение психолога? — заключила Ирина Волынец.

Груздев, тем не менее, настаивает на более строгом подходе. Он отмечает, что психологи также помогут исключить случаи отказов: по данным РИА Новости, примерно 1% ото всех решений об опеке отменяется. Половина процента — отказы именно родителей, которые оказались не готовы морально к приёмному ребёнку. Так, в 2021 году было возвращено в детские дома 3 160 сирот.

Законопроект также планирует ввести ограничение на количество усыновляемых детей за один раз.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *