26 сентября, в понедельник, в ижевскую школу № 88 беспрепятственно вошёл мужчина. Бывший выпускник школы застрелил сначала охранника, а потом «переключился» на школьников и учителей. В результате теракта погибло 17 человек. Стрелок покончил с собой в стенах родной школы.

Нацистская символика, самодельное оружие, диагностированная шизофрения и ненависть ко всем людям — вот то, что важно знать о преступнике. Теракт, судя по предсмертной записке, мужчина планировал год. «Возвращаться» живым с него не планировал. К сожалению, все свои планы ему удалось реализовать.

На фоне трагедии снова заговорили о том, что важно: о безопасности в школах, необходимости смертной казни, вреде компьютерных игр. Корреспондент ФИА «Инфоповод» поговорил с тремя экспертами обо всём этом и постарался понять, откуда всё-таки исходит настоящая угроза, и как её устранить.

Уберечь детей от компьютерных игр

В своей предсмертной записке, подлинность и авторство которой пока не подтверждено, стрелок упомянул, что играл в несколько игр, одна из которых вызывала у него «самое большое желание убивать людей». Кроме этого, рядом в скобках автор письма добавил, что просит названную игру запретить.

Согласно данным Сyber.sports.ru, записка, напечатанная на компьютере и отправленная по электронной почте, пришла в учебное заведение № 70 за двадцать минут до теракта в 88-й школе. Автор письма просит во всём, что произойдёт позже, винить «ненависть», хотя дальше и упоминает две конкретные компьютерные игры.

За этот пункт «зацепился» министр просвещения России Сергей Кравцов. Он сообщил, что власти намерены обсудить влияние игр на умы детей и в лице Минпросвещения и Минцифры принять соответствующее решение в «ближайшее время», передаёт DTF.

Депутат Государственной Думы РФ от партии «Новые люди», заместитель председателя Комитета Государственной Думы по физической культуре и спорту, руководитель рабочей группы «Развитие компьютерного спорта в Российской Федерации» Амир Хамитов в комментарии специально для ФИА «Инфоповод» напоминает, что до сих пор нет никаких исследований, которые бы подтверждали прямой вред компьютерных игр для психика ребёнка.

— Пока нет официального заключения по поводу авторства письма — неизвестно, писал ли это тот, кто открыл стрельбу в школе, или кто-то другой. Однако в сознании людей, конечно, эти два события сразу выстраиваются в логическую цепочку, и многие опять говорят о якобы имеющей место закономерности.

Напомню, что на сегодняшний день нет ни одного исследования, которое подтверждало бы какую-либо связь между увлечением компьютерными играми и склонностью к совершению преступлений или к самоуничтожению. Более того, специалисты говорят о противоположной связи — в виртуальной реальности ребенок может «прожить» негативные сценарии поведения, таким образом, избавив себя от подсознательного стремления пережить их в реальной жизни.

Амир Хамитов

Подобные разговоры в своё время велись и о некоторых жанрах художественных фильмов. Однако, на мой взгляд, гораздо более конструктивно было бы говорить о мерах безопасности в школе, о работе школьных психологов и о внимании родителей к своим детям. Пока что, к сожалению, мы можем наблюдать ситуации, когда после очередного громкого преступления чиновники отчитываются о принятии мер, но, когда случается еще одна трагедия, выясняется, что психологическому состоянию школьников не уделяли должного внимания, а школьного охранника может обезвредить любой парень с улицы (и это в том случае, если охранник вообще обратит внимание на вошедшего постороннего).

Технический прогресс не остановить, и вместо беспочвенных обвинений кино или компьютерных игр я предложил бы усилить внимание к вопросу безопасности учебных заведений и работе специалистов с теми детьми, чье состояние может вызывать опасения.

Вернуть смертную казнь

На следующий день после трагедии, СМИ сообщили, что депутат Госдумы Константин Затулин предложил вернуть смертную казнь. Такая мера, по его мнению, должна предотвратить теракты. То есть нужно отвечать убийством на убийство. Как сообщают РИА Новости, Константин Затулин «попросил парламентариев провести неотложные консультации с президентом, правительством и правоохранительными органами по вопросу возвращения смертной казни в РФ».

В сложном и неоднозначном вопросе помог разобраться правозащитник и вице-президент Международного комитета защиты прав человека. Иван Мельников высказал свою точку зрения на снятие моратория на смертную казнь.

— Здесь есть несколько доводов, которые противоречат тому, что предлагает господин Затулин. В первую очередь я бы порекомендовал посмотреть на практику того, откуда у нас взялись эти все движения (стремление вернуть смертную казнь — прим. ред.) — на Соединённые Штаты Америки. У них уровень преступности повышается, несмотря на то, что есть смертная казнь. На мой взгляд, имеет смысл сделать акцент всё-таки на профилактику терроризма и защиту детей в садах, школах, сузах и вузах.  

В прошлом году, 21 сентября, я писал обращение директору Росгвардии, господину Золотову, и предлагал ввести вооружённую охрану в школах и университетах как раз в связи с такими событиями. Потому что, к сожалению, на сегодняшний день мы видим рост подобных случаев.

Используя международный опыт — а именно опыт Израиля, — после теракта, произошедшего в 74 году, в школах поставили вооружённую охрану. И больше не было ни одного случая с захватом школ. Ситуация на лицо. Если мы говорим про Соединённые Штаты, тенденция подобных преступлений идёт только на увеличение.

Иван Мельников

Возвращаясь к нашим историческим истокам, у нас — в основном — православная религия. Убийство не входит в каноны православия. Пускай даже таких негодяев. Да, их надо изолировать от общества, пожизненно сажать, я поддерживаю такую меру. Но мы не должны им уподобляться. Мы не должны вести себя подобным образом, мы с вами цивилизованные граждане. Мораторий на смертную казнь отменять нельзя.

Есть и второй довод, которой не позволяет ни в коем случае возвращать смертную казнь судебная система в Российской Федерации, к сожалению, далека от идеала. Мы все это знаем, для этого не надо быть семи пядей во лбу. Ошибки бывают. Но если мы говорим про ошибки, которые могут стоить человеческой жизни, то это недопустимо.

Есть горький опыт местных приговоров — дело Чикатило (до того, как нашли настоящего убийцу, осудили много невиновных, одного по ошибке приговорили к смертной казни — прим. ред). И я бы не сказал, что наша правовая система пока сильно продвинулась вперёд. Да, появились новые технологии, но всё-таки пока мы не можем гарантировать, что в один момент не произойдёт ошибки.

На мой взгляд, нужно усиливать охрану детских учреждений во всех регионах. Я специально просчитывал, возможно ли это. Да, понятное дело, что придётся изменить определённым образом график дежурств росгвардейцев и сотрудников МВД. Нужно будет часть ресурсов «выкроить» за счёт распределения. Теоретически это возможно. Да, сейчас это будет трудно сделать, так как проводится спецоперация, но, на сколько я понимаю, в системе Росгвардии всё-таки не настолько большое количество сотрудников задействовано в зоне СВО. К тому же, есть потенциально опасные населённые пункты, в которых риск теракта выше. Как правило, мы видим, что такие трагедии случаются в крупных городах — там нужна усиленная защита. Единственный способ противостоять этим негодяям — использование охранником оружия.

Изменить подход к охране образовательных заведений

Родители возмущаются, когда их «приравнивают к террористам» и не пускают в школы, и потому настойчиво требуют отменить вопиющие пропускные режимы. С другой же стороны звучат предложения и о вооружённой охране, и о «шлюзах, как в СИЗО». Юрий Оболонский, Глава Национального родительского комитета, который неоднократно выступал за усиление системы охраны в школах, повторяет: безопасность детей должна быть на первом месте.

Юрий Оболонский

— Можно и танки поставить рядом с каждой школой, если возможности позволяют. Но это не убережёт от сумасшедшего, который пройдёт через двери школы. Нужно систему охраны менять.

Призываю ознакомиться с опытом многих московских школ. Вот попробуйте зайти в эти школы. Я уверю: у вас не получится. Если нет пропуска, а присутствие не согласовано с директором и охраной, никто вас не пустит. А в других школах что? Нет, наверное, если поставить людей в экипировке Росгвардии, будет какой-то эффект… Но от сумасшедших это не защитит.

Нужно менять полностью систему охрану. Сейчас есть все для этого возможности: и камеры, и двери. Опять же, делюсь своим опытом посещения московских учебных заведений. Вот подхожу я к школе, а не понятно даже как в неё зайти: забор в высоту более двух метров, ты нажимаешь на звоночек, называешь фамилию и цель визита в школу. Если визит согласован, пропускают. А там вторая дверь, на двери — замок. И в таких условиях никто не пройдёт с ружьём. И вот именно такая система поможет уберечь наших детей.

Честно, я не против того, чтобы там стояли росгвардейцы. Но мы этим вопрос не решим. Должен быть системный подход в формировании охраны, а школа должна стать режимным объектом, — напоминает председатель НРК.

Иван Мельников согласен с Юрием Оболонским и поддерживает инициативу с новыми технологиями в системе охраны:

— Сейчас есть камеры с элементами ИИ, которые умеют анализировать обстановку и в состоянии заметить, если в школу захочет пройти человек с оружием. Эти технологии нужно использовать при охране таких учреждений.

Выводы

Детей в школах убивает человек, который принёс оружие. А отсутствие качественной охраны на входе только «помогает» совершить акт терроризма. Не понятно, сколько ещё раз нужно сказать одно и то же, чтобы наконец-то все всё поняли: безопасность детей — не мнимая и виртуальная, а вполне реальная и физическая — должна быть на первом месте.

Редакция ФИА «Инфоповод» выражает глубокие соболезнования семьям, которые потеряли своих близких при теракте 26 сентября и надеется, что власти опомнятся, прислушаются к советам выше и сделают всё, чтобы не допустить новой трагедии.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *