Фото: solpro.ru

В 2018 году Группа Компаний «РусАгро», где основными владельцами были Вадим Мошкович и Максим Басов, в результате договоренности о покупке акций и долга получила полный контроль над компанией «Солнечные продукты», одного из крупнейших масло – жировых Холдингов страны. Условия передачи по началу были полностью понятны и прозрачны: у Владислава Бурова (соучредителя) остается 15% «СолПро», и он получает ряд дополнительных активов, в том числе возможную долю участия в холдинге «РусАгро». Но «РусАгро», вопреки взятым на себя обязательствам, недобросовестно используя корпоративные инструменты, полностью отстранили Бурова (совладельца Холдинга) от управления, что в последствии привело к тотальному контролю за хоз. деятельностью компании и использованию производственных мощностей Холдинга только в интересах «РусАгро».

В дальнейшем «РусАгро», выступили инициаторами банкротства всех компаний Холдинга, что позволило «РусАгро» стать контролирующим кредитором и влиять на ключевое принятие решений в бизнесе.

Позже «РусАгро» приобретает все ликвидные производственные мощности Холдинга «Солнечные продукты», а сам Холдинг прекращает свое существование. Примечательно, что деньги, полученные от продажи имущества, «РусАгро» фактически сами себе же и выплатили, а Буров был привлечен к субсидиарной ответственности (по долгам, в частности, АО «Аткарский МЭЗ), якобы за доведение до банкротства всех компаний Холдинга «Солнечные продукты». 

Суд первой инстанции (судья Марат Сайдуллин) и Двенадцатый арбитражный апелляционной суд (председательствующий судья Олег Грабко, судьи Батыршина Гюзяль и Екатерина Романова), привлекая Бурова к субсидиарной ответственности, не стали исследовать детально все обстоятельства дела и фактически полностью переписали доводы «РусАгро», что очень «удачно» легло в основу мотивировочной части их судебных актов.

Особо интересно изучить в судебных актах выводы в отношении последовательности инвестиций, сделанных «РусАгро» в Холдинг, и, получения контроля «РусАгро» над «Солнечными продуктами».

В частности, суды исходили из того, что «РусАгро» сначала инвестировала в «Солнечные продукты», а дальнейшие действия «РусАгро» по установлению корпоративного и хозяйственного контроля были направлены исключительно для защиты своих инвестиций, что является, по мнению судей, добросовестным поведением.

«Компании холдинга «Солнечные продукты» с 01.10.2018 не осуществляли самостоятельно производственную деятельность, а оказывали компаниям «РусАгро» лишь услуги по переработке и хранению сырья. Контроль был необходим не для участия в распределении прибыли Холдинга, а исключительно для защиты инвестиций, направленных на увеличение ООО «ГК «РусАгро» объемов производства масложировой продукции. Выводы судов подтверждают доводы ООО «ГК «РусАгро», о том, что контроль над холдингом «Солнечные продукты» был получен исключительно в целях защиты инвестиций, а не в целях участия в распределении прибыли» (из Постановления Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.04.2022г.)»

Между тем, как пояснили юристы Евгений Бранецкий (Адвокатское бюро «ЭДАС») и Валерия Шабельская (Компания «Юридическое бюро»), события развивались с точность до наоборот:

«Как неоднократно установлено судами по иным спорам, характер аффилированности и взаимозависимости отношения РусАгро и Солнечные продукты приобрели с 03.10.2018, в связи чем, ООО «Группа компаний «РусАгро» стало фактически контролировать деятельность АО «Аткарский МЭЗ» (в частности, из Постановления Арбитражного суда Поволжского округа от 23.06.2020).»

«То есть, «РусАгро» в начале подписали инвестиционное соглашение (Договоренность от 01.10.2018г.), после этого «РусАгро» приобрело контроль над Холдингом «солнечные продукты» (Договор купли-продажи 85% акций управляющей компании «QUARTLINK HOLDING LIMITED» от 03.10.2018г.), и только после этого начало «инвестировать» в Холдинг «СолПро». При этом только спустя два месяца после установления контроля приобрело права требования к «солнечным продуктам» у Россельхозбанка (29.11.2018)»

Именно после получения полного контроля над Холдингом «РусАгро» начали происходить существенные изменения в хозяйственной деятельности «Солнечных продуктах».

«Так, ранее судами по другому спору было установлено, что «РусАгро», Мошкович В.Н., Басов М.Д., (как бенефициары холдингов Солнечные продукты и «РусАгро»), одновременно с приобретением корпоративного контроля над Должником изменили экономическую модель деятельности Должника, что существенным образом ухудшило его финансовое положение. После приобретения «РусАгро» контроля над Холдингом последние прекращают расчеты с независимыми кредиторами. С этого момента расчеты производятся Должником и иными компаниями Холдинга исключительно с «РусАгро» и подконтрольными ему лицами. Бенефициары «РусАгро» стали рассматривать финансовые итоги холдингов «РусАгро» и «Солнечные продукты» в качестве консолидированных результатов своего масложирового бизнес направления» (из Постановления Двенадцатого ААС от 21.02.2020 г.)»

По мнению Бранецкого и Шабельской выводы судов о существенном увеличении финансовых показателей «РусАгро» подтверждают не установление контроля для защиты инвестиций, а использование производственных мощностей «СолПро» исключительно для получения прибыли «РусАгро» в ущерб холдингу и его кредиторам.

— Если у одной из сторон есть информация, что судья вынес заведомо неправосудное решение и эта информация имеет под собой основу. То есть не просто мнение стороны, а какие-то доказательства, то, однозначно, необходимо подавать заявление на имя председателя Следственного Комитета, с просьбой провести проверку, и при необходимости обратится в квалификационную коллегию для получения согласия для возбуждения уголовного дела в отношении судьи. У нас есть уголовный состав за вынесение заведомо не правосудного решения, по которому судья при наличии доказательств может быть привлечен к уголовной ответственности. Ежегодно в нашей стране возбуждается ряд уголовных дел, в том числе в отношении судей. Различной направленности, в том числе и коррупционной направленности. Органы федеральной госбезопасности осуществляют надзор и контроль, в том числе используя оперативно-розыскную деятельность, в отношении судей, которые нарушают закон. Законных средств много. Судья — это спецсубьект, для проведения мероприятий и следственных действий.  Необходимо получить разрешение коллегии судей, которая оценит обоснованность следственных мероприятий в отношении конкретного судьи. Таких прецедентов немало, судьи ежегодно привлекаются к ответственности, — заявил Евгений Корчаго, вице-президент гильдии российских адвокатов.

Таким образом, суды делают неправомерные выводы о том, что вначале «РусАгро» сделало инвестиции, а только потом получило контроль, что опровергается хронологией событий, установленных самими судами, и является нарушением логической связи, приведших к принятию неправильных судебных актов.

Такой своеобразный подход судов к обстоятельствам дела приводит к фактической легализации недобросовестного использования корпоративных и банкротных механизмов в бизнесе, формирует порочную судебную практику, дающую «зеленый свет» на ее использование в рейдерских захватах, бросает тень на судебную систему в целом, что негативно отражается на всем бизнес-сообществе.

Мы считаем, что при таких коррумпированных делах есть надежда на объективную оценку Вячеслава Лебедева и Сергея Рудакова, как гарантов соблюдения вынесения законных решений в России.

Мы продолжаем следить за развитием событий.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *