Мельников фото
Иван Мельников, правозащитник

Обвиняемая в крупном мошенничестве экс-замминистра просвещения и экс-вице-президент Сбербанка Марина Ракова пожаловалась на то, что ее поместили в одну камеру с рецидивисткой, которая 26 лет провела в тюрьме. Ее адвокат подчеркнула, что такое соседство является прямым нарушением закона. После огласки сокамерницу Раковой переместили в другое помещение. VIP-арестантке в этом вопросе повезло, в отличие от других заключенных, которых порой из-за халатности, а порой намеренно «заселяют» вместе с отъявленными злодеями – насильниками, убийцами и садистами. «Это колоссальная проблема, над решением которой правозащитники бьются уже не один год», — заявил адвокат Иван Мельников.

О правилах тюремного общежития – в нашем материале.

Статья 103 ФЗ «О содержании под стражей» четко регламентирует, кого и с кем можно размещать на время лишения свободы. К примеру, бизнесмен, арестованный впервые по статьям экономического характера, никак не может оказаться в камере с убийцей. Или юноша, взятый с поличным при передаче наркотиков – с насильником-рецидивистом или матерым уголовником с третьей «ходкой». На бумаге все гладко, но в жизни, как водится, совсем наоборот.

—  Фактически получается так, что этот закон касается лишь СИЗО, а изолятор временного содержания как бы выпадает из правового поля, — комментирует правозащитник Иван Мельников. – Аналогичная ситуация – с больницами ФСИН, громкую историю о пытках в которых мы все недавно лицезрели. По факту это больница. А по сути – такое же место лишения свободы. И правила содержания заключенных должны на него распространяться. Я, как адвокат, регулярно сталкиваюсь с такими нарушениями. Ни для кого не секрет, что администрация ФСИН и ИВС регулярно использует эту лазейку в своих интересах. Посадить ранее не судимого человека с тем, кто обвиняется по тяжким и особо тяжким статьям – это превратить жизнь первого в настоящий ад. Здесь могут быть разные цели: потребовать денег за смену сокамерника; выбить признательные показания или показания на «нужных» фигурантов уголовного дела; просто наказать за неповиновение. У бизнесмена можно даже «отжать» таким образом часть бизнеса или бизнес целиком. Оказавшиеся в нечеловеческих условиях, сломленные морально и физически люди в такой ситуации готовы на все.  И это – широкое поле для злоупотребления должностными полномочиями со стороны администрации подобных учреждений. Порочную практику необходимо пресечь.

Иван Мельников рассказал, что регулярно пишет жалобы, обращения, предложения в МВД, прокуратуру, ФСИН с просьбой регламентировать правила содержания в ИВС и тюремных больницах, а также ужесточить наказание за нарушения закона о содержании в колониях и СИЗО. Но кардинально ситуация не меняется.

Фото — orenburzhie.ru

— Хотя сделать это очень легко, буквально одним росчерком пера, — уверен адвокат. —  Можно собрать круглый стол из представителей вышеуказанных ведомств вместе с независимыми правозащитниками, по итогам которого сформировать отдельный приказ по линии МВД. И – жестко спрашивать за соблюдение новых требований. Ведь сейчас, в тех редких случаях, когда подобные ситуации предаются огласке, виновные отделываются банальными выговорами. Выговор – это не наказание! Должно быть возбуждено уголовное дело. Почему этого не сделано до сих пор – большой вопрос. Видимо, системе это не нужно. Тогда необходимо понимать: ситуации, подобные случившемуся в Саратовской больнице ФСИН, где заключенных жестоко, изощренно насиловали и пытали – будут продолжаться. И рано или поздно за это кому-то придется ответить.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.