Фото: glas.ru

Следственный комитет возбудил уголовное дело из-за гибели Михаила Смирнова в калужской ИК-3. Напомним, что заключенного убили в медико-санитарной части. В Управлении ФСИН по Калужской области сообщили, что он погиб в результате конфликта с другим осужденным. В качестве причины называется личная неприязнь. Однако, по версии руководителя правозащитного проекта Gulagu.net Владимира Осечкина, убитый высказывался против начальства колонии и беспредела в этом учреждении. Комиссия Федеральной службы исполнения наказаний действительно нашла несколько серьезных нарушений в калужской колонии №3 и отстранила ее руководство от выполнения обязанностей.

Случившееся специально для ФИА «Инфоповод» прокомментировал известный правозащитник, адвокат, вице-президент российского подразделения Международного комитета защиты прав человека Иван Мельников:

— Ситуация в калужской исправительной колонии №3 вызывает серьезные опасения. Похожие случаи были в ОТБ №1 в Саратовской области, которую в народе уже назвали «пыточной колонией». В Калужской области возбуждено уголовное дело, но вот что смущает – нигде не указана статья. На мой взгляд, дело должно рассматриваться исключительно по статье «Убийство». Мы с коллегами следим за ситуацией и со своей стороны будем принимать все необходимые меры, чтобы случившемуся было уделено должное внимание. Тем более есть версия, что исполнители убийства действовали по распоряжении кого-то из руководства исправительного учреждения. Кроме того, некоторые правозащитные организации говорят, что в этой колонии есть целый ряд пострадавших от действий так называемых «тюремных активистов». Дело требует особо тщательного расследования. Все версии должны внимательно проверяться.

Иван Владимирович в разговоре с корреспондентом «Инфоповода» вспомнил свои проверки и признался, что к нему ни раз обращались осужденные и рассказывали о том, что их сразу же после приезда в колонии заводили в отдельную комнату и избивали, чтобы запугать. После таких обращений он неоднократно направлял информацию региональным Уполномоченным по правам человека и местные ОНК, но на местах практически никогда не проводилось надлежащего расследования таких историй. Правозащитник также подчеркнул, что важно не давать шансов и возможностей для недобросовестных представителей контролирующих органов на местах заминать такие дела.

К сожалению, такое часто бывает, и это большая проблема, — продолжает Иван Мельников. — Нужен независимый общественный контроль и независимые специалисты. У нас зачастую очень лояльно относятся к региональным тюремным ведомствам, что приносит свои плоды в виде безнаказанности. Я бы хотел обратить внимание на высказывание Уполномоченного по правам человека в Калужской области Юрия Зельникова. До проведения следственной проверки по факту случившегося в ИК-3, несмотря на то, что возбуждено уголовное дело, омбудсмен во всеуслышание вдруг говорит, что выдвинутые версии ряда правозащитников и адвокатов – это «туфта». На мой взгляд, такие слова чиновника в ранге областного министра и его поспешные выводы — неприемлемы. Странно и то, что позиция регионального омбудсмена почему-то совпадает с позицией руководства колонии, где был убит заключенный. Однако я обращу внимание на то, что Федеральная служба исполнения наказания и прокуратура, в отличие от господина Зельникова нашла ряд нарушений в этом исправительном учреждении. Более того, еще в октябре 2021 года несколько десятков заключенных в колонии под Калугой резали себе вены в знак протеста против избиений и условий содержания. Об этом говорит в том числе факт помещения в штрафной изолятор порядка 60 осужденных. Однако со слов того же Зельникова, их было всего двое.
Очень хочется надеяться, что у нас в России будет все больше независимых специалистов, которые станут внимательно относиться к подобным инцидентам и будут вовремя принимать все необходимые меры, чтобы они не повторялись. Тем более в данной колонии предпосылки были серьезные. Я посещал учреждения Федеральной службы наказания много сотен раз с проверками. И лично удостоверился, что очень часто у нас представители тех или иных учреждений федеральной службы исполнения наказания могут говорить неправду, чтобы показать лучшую отчетность и скрыть какие-то правонарушения. Не думаю, что эта тенденция приведет к чему-нибудь хорошему. Я считаю, что в России должна быть проведена немедленная реформа, связанная с обновлением штата уполномоченных по защите прав человека в целом ряде регионов. Многие из них работают не в полную силу и утратили к себе доверие граждан. Возглавлять этот институт должны независимые люди, которые не боятся с целью защиты прав человека пойти поперек мнения представителей органов власти и в частности службы исполнения наказания . Кроме того, должны формироваться общественные наблюдательные комиссии (ОНК) из независимых правозащитников, которые действительно будут выявлять нарушения. Иначе подобные ситуации, как в калужской колонии, боюсь, будут происходить все чаще и чаще.


Юлия Левштанова

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.