Александр Карабанов, кандидат юридических наук, председатель МКА «Карабанов и Партнеры»

Авария с участием «Мерседеса», в котором ехала Ксения Собчак, произошла 9 октября в Сочи. Водитель выехал на встречную полосу и совершил лобовое столкновение с автомобилем «Фольксваген», после чего последний отбросило на микроавтобус. Погибли две пассажирки «Фольксвагена»: 35-летняя и 30-летняя женщины.

Сразу после столкновения Собчак со своей помощницей покинули место происшествия и уехали в аэропорт на другой машине. Со слов очевидцев, из «Мерседеса» никто не вышел и не попытался оказать помощь пострадавшим.

Эта ситуация вызвала большой общественный резонанс. В адрес Собчак посыпались негативные комментарии. Сообщалось, что люди погибли по ее вине – якобы она опаздывала в аэропорт и торопила водителя. Также ее обвинили в черствости из-за того, что она не попыталась помочь раненым людям.

Водитель «Мерседеса» Олег Цой, в свою очередь, опроверг мнение о том, что якобы пассажиры его как-то торопили. Он взял вину на себя. Более того, он сказал, что «подобрал» пассажиров практически случайно и даже не знал, кого везет, поскольку Ксения Анатольевна была «в очках».

Имеется ли в действиях скандально известной селебрити нарушение закона – с этим вопросом «Инфоповод» обратился к кандидату юридических наук, председателю МКА «Карабанов и Партнеры» Александру Карабанову.  

— Ксения Собчак ехала в качестве пассажира, она не была за рулем, исходя из этого она не может нести никакой уголовной ответственности по произошедшей аварии, — пояснил Карабанов. — Кроме того, если Собчак не является и владельцем авто, она также не будет нести гражданско-правовой ответственности в части взыскания убытков и возмещения морального вреда потерпевшей стороны. У пассажира нет обязанности находиться на месте ДТП, поэтому в ее уезде в аэропорт нет никакого состава преступления.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.