5 сентября экс-вратарь уфимского клуба «Салават Юлаев» получил условный срок по делу о даче взятки. Условный – потому что дал признательные показания. Это первый приговор в связи с незаконным получением спортсменом военного билета. Но все ли так просто? Понесли ли ответственность реальные организаторы?

Руководитель Центра правопорядка в г. Москве и Московской области и гендиректор Научно-диагностического центра клинической психиатрии Александр Хаминский уверен, что в очередной раз нашли стрелочников, а группа настоящих виновников преступления традиционно вышла сухой из воды.

Фото: static.mvd.ru (Александр Хаминский)

«Получилась хрестоматийная история с участием раскаявшегося молодого человека, желавшего откупиться от службы в армии, и двух злодеев – бывшего сотрудника ГИБДД и заместителя военного комиссара. Совершенно очевидно, что просто нашли стрелочников, применяя методы психологического воздействия на подозреваемого».

По словам Хаминского, молодые спортсмены вряд ли задумываются о том, как обходным путем получить военный билет, так как в их жизни большинство бытовых и организационных вопросов берет себя руководство клуба.

«Эти мальчики не только юридически, но и вообще не сильно образованы, потому что с пеленок все время отдано спорту. Вместо школьных занятий сплошные тренировки, тренировки, тренировки. Они вообще не имеют представления, к кому и куда обращаться в принципе, не говоря о том, чтобы вступить в преступный сговор для получения незаконного документа. Не в магазин же они пойдут за военным билетом и не на рынок».

Эксперт предположил, что руководство клуба и команды все само организовало, а парню сказали, что если он не возьмет вину исключительно на себя, то станет соучастником более тяжкого преступления в составе организованной группы. Хаминский также акцентировал внимание на безусловном доверии спортсменов тренерам и руководству клубов. Соответственно, ребята не задумываются над тем, какие механизмы стоят за получением военных билетов в их конкретных случаях.

Глава Центра сравнил ситуацию с допинговыми скандалами.

«Система, полагаю, примерно аналогична. Победа – любой ценой, а в плане последствий и ответственности руководители надеются на авось. Клубам нужны игроки определенного класса, но ребята вырастают и их могут призвать в армию. Соответственно, тренеры и администрация задумываются о решении​ вопроса и решают его по своему усмотрению, зачастую – за рамками правового поля».

Александр Хаминский акцентировал внимание, что статьи 290 и 291 Уголовного кодекса – получение и дача взятки – относятся к особо тяжким преступлениям. «Дача взятки государственным служащим – это деяние, которое подрывает устои государства». Он также напомнил, что если такое преступление не пресечено взятием с поличным, то обвинения в основном строятся на признательных показаниях. В связи с этим эксперт обозначил важность психологической стороны вопроса, указав на необходимость соответствующей защиты фигуранта уголовного дела в ходе уголовного судопроизводства.

«Это важно, как для соблюдения прав гражданина, так и для чистоты правосудия. Мы видим – «потрясли» молодых парней, которые вообще не понимают, что они делают, и дело уже рассмотрено в суде. Однако многое, как мы понимаем, осталось «за кадром». Кроме того, ответственность понес гражданин, не понимавший сути своих действий в момент совершения преступления», – отметил Хаминский.

Решение проблемы руководитель Центра правопорядка в г. Москве и Московской области видит не только в более серьезной проработке уголовных дел следователями и судьями, но и в совершенствовании самого уголовного судопроизводства. Прежде всего, по словам Хаминского, необходимо ввести в УПК понятие психологического защитника и сделать обязательным его участие на всех стадиях судопроизводства.

Значимость такой новации доказана многочисленными примерами из практики Научно-диагностического центра клинической психиатрии, являющегося дочерней структурой Центра правопорядка. Психологи и психиатры практикуют методики, направленные на противодействие информационно-психологическому воздействию и иным манипуляциям. И эти методики могут быть эффективно использованы в работе специалистов, которые будут осуществлять психологическую поддержку участников уголовного судопроизводства.

Понятно, что участник уголовного дела находится в особой стрессовой ситуации. Кроме того, для правосудия также важно понимание того, в каком состоянии гражданин реально был в момент преступления, что он мог осознавать, а что –​ нет. Например, осужденный спортсмен вряд ли отдавал себе отчет, что был вовлечен в преступление. Соответственно, он не мог оценить преступность деяний, в которые его вовлекли. Ему вполне могли сказать, что для игры в хоккей он здоров, а вот для службы в армии имеются медицинские противопоказания. Разумеется, молодой человек, доверяющий наставникам, не мог им не поверить.

«Отсутствие юридической грамотности, «зубастого» адвоката и специалистов-психологов, которые могут оказать помощь в экстремальных условиях, позволили следствию надавить на этих парней с целью получения признательных показаний. Да, они совершили преступление и должны за него ответить. Однако основная вина все же лежит совершенно на других людях, понимавших суть своих действий. А для правосудия важно, чтобы все виновные получили соразмерное своей вине наказание. В наше время установить эту соразмерность невозможно без участия в уголовном судопроизводстве не только юридических, но и психологических защитников», – подчеркнул Хаминский.

Любое использование материалов допускается только с указанием источника infopovod.ru

Поделиться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.